Касса:­ (4942) 31-20-29

Марионеточный спектакль «Моцарт и Сальери»

Яркий финальный аккорд 83-го театрального сезона Костромского кукольного

Утончённой драмой по миниатюрной пьесе Пушкина «Моцарт и Сальери» закрыл свой 83-й театральный сезон Костромской театр кукол. Изящный, философско-психологический спектакль создали молодые специалисты – режиссёр Иван Карпов из Липецка и питерская художница Софья Бодиловская. Изначально премьера была запланирована 3 июня, но состоялась ровно на месяц позже.  Постановка, как и две другие премьеры сезона 2019/2020, осуществлена на средства федерального проекта «Театры - детям».
 «Моцарт и Сальери» Костромского кукольного - пример литературного театра, в котором постановщики плотный, лингвистически строгий пушкинский текст визуализировали, растянули во времени действиями и воспоминаниями главного героя («поверили алгеброй гармонию»).

Постановочная группа для реализации своих идей выбрала различных по сложности управления марионеток. Главные герои, Моцарт и Сальери, а также слепой скрипач - подвижные, с многоярусной крестовиной («вагой») с большим количеством нитей куклы, с гибкими «музыкальными» руками и «настоящими» ногами. Они играют на клавесине и скрипке, танцуют и ходят по лестнице, внятно отбивая шаг крохотными деревянными башмачками, открывают книги и пьют вино из фужеров. Такой тип кукол более характерен для Европы, их можно встретить даже на улицах Мадрида или Амстердама, но в России почти не используется: сложная в управлении система требует долгого периода адаптации к кукле, как правило, артисты занимаются с такой марионеткой от полугода до года, чтобы к спектаклю знать своего «партнёра» досконально. В российских театрах таких возможностей, как правило, нет, тем более если режиссёр-постановщик спектакля приглашённый и у него на подготовку есть в лучшем случае месяц. И для Ивана Карпова, и для художницы Софьи Бодиловской, и для костромских артистов эта работа стала своего рода экспериментом, лабораторией, личным прорывом. Как отмечает художница, в каких-то моментах костромские кукловоды справились даже лучше, чем она видела это у опытных мастеров, работающих с марионетками с такой вагой давно. Возможно, дело в ответственности и сконцентрированности исполнителей, хотя им было очень непросто. Режиссёр отметил отзывчивость костромских артистов, назвав работу с ними настоящим сотворчеством.

Кукла-двойник Сальери, его завистливое альтер-эго, попроще – это удобная в управлении выразительная марионетка на штоках, то есть она двигает руками, корпусом при помощи тонких металлических прутов.
Куклы производят совершенно магическое впечатление, даже несмотря на то, что кукловоды не скрыты занавесом, как это бывает при работе с «низовым» типом кукол. Артисты не отвлекают внимание от оживляемых ими героев – от печального, задумчивого Сальери невозможно отвести взгляд. Печаль Моцарта иная: своим безупречно-гладким бледным лицом и отрешённостью он больше похож на Пьеро. И куклы, и декорации сделаны очень подробно: даже у самых маленьких эпизодических героев глаза в пушистых ресницах, у нищего скрипача на камзоле и панталонах – настоящая штопка. Так же продумано и движение куклы, например, неуверенная походка слепого скрипача на лестнице, чутко проверяющего свой путь смычком (артист Геннадий Крестов).

Как, оказывается, сложна работа кукольника, как быстро, чутко, «музыкально» актрисы Евгения Николаева (Сальери) и Ольга Булкина (Моцарт) перебирают многочисленные нити-нервы управляемых ими кукол! При этом исполнителям нужно не только управлять, но и проживать драму своих героев, нести сложнейшее высказывание персонажа. У Пушкина нет повторений, ни одна мысль не разжёвывается лишний раз – особенно важно быть услышанными и понятыми. Здесь очевидно сходство кукловода с музыкантом-инструменталистом, когда состояние духа, мысль должна проявляться через физический неодушевлённый предмет; для кукольника марионетка – инструмент высказывания, который он чувствует даже с закрытыми глазами, не только каждое лёгкое касание куклы  ножками планшета сцены, но и сам её шаг и взмах руки.

В «Моцарте и Сальери» вдвойне сложна работа исполнителей ещё и потому, что им приходится «преодолевать» мощь другого «конкурента» - гениальной музыки; нужно быть слышными на фоне аккордов реквиема, когда необходимо шептать. Музыке уделено много внимания, она раскрывает способ существования художника в творчестве, его тип мышления. В одном очень ярком эпизоде музыка визуализируется, наделяя Сальери-ребёнка и крыльями, и способностью парить – даже ради этого фрагмента стоит смотреть спектакль.

Режиссёр в своей постановке поставил задачи: с одной стороны, не изменяя пушкинский текст, не делать Сальери убийцей венского гения, а с другой – показать, как одна свербящая мысль - чувство зависти, может разрушить жизнь человека, превратив его в чудовище. Сальери в постановке переживает личную драму: ему приходится выяснять отношения с самим собой, спорить со своим вторым Я – как каждому из нас. И если сам герой сомневается, страдает, нервничает, то его двойник, настоящий «чёрный человек», маэстро-зависть с дирижёрской палочкой в руках, в исполнении (управлении) артиста Геннадия Крестова точно знает, что делать и диктует свою злую волю несчастному композитору. Если представить на секунду, что этот фантом Сальери становится и заказчиком реквиема Моцарту, то историю можно было бы считать мистической. Если бы не муха… Впрочем, мы не будем раскрывать интригу – в чём здесь мистика, кроме оживших кукол.

В постановке работают пять артистов – Евгения Николаева, Ольга Булкина, Геннадий Крестов, Ольга Рябинина и Андрей Беляев. Работа в команде особенно важна для кукловодов – одним «героем» порой одновременно управляют три человека, и здесь партнёры – как правая и левая рука. В «Моцарте и Сальери» команда сложилась – без этого согласия спектакля бы не состоялось.

Условия сейчас не самые благоприятные для премьер, театр оказался изолирован от своих поклонников. Тем не менее, Костромской театр кукол сумел показать спектакль и зрителям: несмотря на то, что для постановки требуется «чёрный кабинет», коллектив рискнул и сыграл спектакль на улице, светлым летним вечером. Даже на свету, не прикрытые необходимой для создания иллюзии темнотой, спектакль произвёл сильное впечатление, первые зрители долго аплодировали исполнителям стоя. Многие сказали, что придут смотреть кукольных «Моцарта и Сальери» второй раз.

Что можно сказать в качестве резюме? В Костроме появился ещё один мощный кукольный спектакль для взрослых и подростков, богатый символами и психологическим подтекстом, остаётся дождаться снятия ограничений на работу театров. Пока же Костромской театр кукол планирует подавать заявку на участие в самом престижном российском театральном фестивале «Золотая Маска». Уже две «Маски» есть, пора завоёвывать третью.


Поделиться: