Здание театра

Очередные юные экскурсанты, путешествуя по театральным закоулкам, только и делают что удивляются: «Ну почему у вас потолки такие низкие, а коридоры узкие такие?». «Да потому, – отвечаем, – что театру нашему восемьдесят лет, а зданию целых сто двадцать!». Замирают на минуту (очевидно, подсчитывают). Потом радостно (подсчитали!): «Выходит, оно сначала, первые сорок лет, не театром было?». Не театром, не театром. Но именно театром ему суждено было стать – прямо с самого рождения. Ещё в 1896 году...

Тогда люди были меньше (оттого и потолки низкие) и меньше было людей (поэтому узкие коридоры). В 1879-м в крохотную Кострому, в которой всего-то жило тысяч тридцать с небольшим, выпускник Московского учительского института Евгений Микифоров приехал, чтобы преподавать в городском трёхклассном училище. Судя по всему, увлечённый Евгений Мильевич был педагог: кроме положенных занятий, сам (не заставлял ведь никто!) взялся проводить ещё и народные чтения. Костромичи на этих чтениях, начиная с 1883 года, по выходным доклады умные слушали, толстые книги листали и даже смотрели «туманные картины» – и всё это к театру, конечно, не имело ни малейшего отношения. Пока однажды не пришла к Микифорову и «чтецам» прекрасная идея – читать не где придётся, а в собственном доме. Тем более что для этого нужно было совсем немного: просто... построить его.

Раз народная читальная, то и стройка – народная: для возведения деревянного здания народной читальни имени Александра Николаевича Островского костромичи решили всем миром собрать три тысячи рублей. Но одного не учли – собственной щедрости.   

«Вскоре сбор пошёл настолько успешно, что появилась надежда в близком или далёком будущем начать постройку каменного здания» (из «Отчёта о постройке в городе Костроме здания народной читальни имени А. Н. Островского» заведующего городской народной читальней, инспектора народных училищ 1-го участка Костромской губернии Евгения Микифорова)

Правда, было и ещё кое-что, чего не учли тоже – щедрость москвичей и петербуржцев. На постройке именно каменного здания настаивал (сам!) Бернард Эрнестович Кетриц – между прочим, деятельный член Петербургского комитета грамотности. Деятельный настолько, что в последний день января 1890 года даже прочитал в Московском историческом музее лекцию «о гуманитарных движениях в современном английском обществе». Не ради собственного удовольствия – ради костромской народной читальни: все собранные во время лекции 450 рублей 45 копеек без промедления отправились в Кострому. Впрочем, промедление чуть позже всё-таки случилось – за следующие четыре года, то есть к 1894-му, удалось собрать только 5 307 рублей 2 копейки из необходимых десяти тысяч. А ведь знаменитый архитектор Иван Брюханов уже разработал проект здания. Уже потомственный почётный гражданин Костромы Пётр Колодезников заготавливал топливо...

«П. Г. Колодезников объявил, что, сочувствуя делу народных чтений, обязуется, когда будет построено здание, отапливать его и содержать сторожа» (из «Отчёта о постройке в городе Костроме здания народной читальни имени А. Н. Островского» заведующего городской народной читальней, инспектора народных училищ 1-го участка Костромской губернии Евгения Микифорова)

И вновь на помощь пришли москвичи-петербуржцы. Сначала, в апреле 1895-го, Императорский Малый театр под предводительством Николая Музиля сыграл спектакль по пьесам Островского – все вырученные от продажи билетов и даже программок 1689 рублей 65 копеек пошли на строительство костромской (недаром – имени Островского) народной читальни. Потом, всё в том же девяносто пятом, Императорский Александринский театр с Марией Савиной во главе (и при содействии драматурга Алексея Потехина) поставил «Волков и овец» – в Кострому «отбыло» ещё 888 рублей 36 копеек. Великий Михаил Семёнович Щепкин – и тот, если верить спискам благотворителей, вложился в провинциальную народную стройку. И вот уже к весне 1896-го бюджет этой самой стройки составил почти девять с половиной тысяч рублей. А по осени того же года народная стройка наконец превратилась в народную читальню – 22 сентября 1896-го засвидетельствовать рождение новейшего здания народной читальни имени Островского в историческом центре Костромы приехали лично вдова драматурга Мария Васильевна и двое его сыновей, Сергей и Александр.  


народная читальня

театр сегодня

Найти пять отличий на этих фотографиях умудряются даже наши юные зрители. Нарядное крыльцо – раз. Стройная башня над ним – два. Игривые башенки вдоль фасада – три. Четыре – несколько дополнительных окошек слева. Наконец, пять – везде, везде, везде причудливый архитектурный орнамент. Но чтобы эти пять отличий появились, должно было пройти ровно сто лет: таким – маленьким сказочным замком, приютившимся на высоком волжском берегу – здание бывшей народной читальни стало только в девяностые годы прошлого века. Хотя театром оно было уже в девяностые годы века позапрошлого: в 1899-м при народной читальне имени Александра Николаевича Островского зародился народный театр. В 1930-х, как будто бы на смену ему, здесь появился на свет профессиональный театр юного зрителя – именно на нашей тюзовской сцене (прежде чем податься «в Москву! В Москву!») начинал актёром будущий драматург Виктор Розов.

«Потом мы с группой энтузиастов создали театр юного зрителя. Сначала самодеятельный, потом он окреп и превратился в профессиональный. В Москву я поехал в двадцать лет, числясь актёром этого ТЮЗа» (Виктор Розов в интервью журналу «Современная драматургия», 1993 год)

Ну, а уже в конце 1940-х в стенах бывшей читальни объявился третий театральный «ребёнок» – театр кукол. Так «читальный дом», когда-то строившийся на пожертвования легендарных драматических артистов и носивший имя великого драматурга Островского, навсегда становится театральным домом.

От народной читальни нам достались потайные лестницы и таинственные подземелья, невысокие потолки и узкие коридоры – всё то, чего не видит рядовой зритель. А вот всё то, что зритель видит: нарядное крыльцо и изящную башню, диковинное фойе и уютный зал – нам подарил архитектор Иосиф Дашевский. Почти три десятилетия назад, в 1980-1990-х годах, он начал превращать старинное здание в сказочный замок: победив в конкурсе на лучший проект реконструкции, объявленном Попечительским советом театра, благодаря грану губернатора Костромской области почти полностью изменил зрительный зал, украсил фасад и надстроил башни, «приподнял» потолки и обновил занавес, создал витражи и «заколдовал» фойе.

«Керамическое панно в фойе театра изображает (если «прочитывать» его слева направо), как развивалось кукольное искусство – от античности до двадцатого века» (архитектор Иосиф Дашевский)

И вот крошечный домик вдруг разросся вширь и устремился ввысь. В какие-то десять лет превратился в настоящий Дом Сказки. Спустя четверть века после волшебной реконструкции прогуливаясь по этому дому уже со своими внуками, Иосиф Дашевский с сожалением констатирует: «Не всё из того, что задумывалось, удалось воплотить в жизнь. На главной башне, например, должны были быть настоящие часы, идущие часы...». Впрочем, может быть, без часов – оно и к лучшему. На вопрос, так часто волнующий наших юных зрителей: «А кто в башне живёт?» – можно ответить по-разному. Золушка, Красная Шапочка, Аладдин, Кай и Герда, Бременские музыканты... Но только не – Время. Над «кукольным» домом, как и над кукольным искусством, оно совершенно не властно.

Также в этом разделе: